Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

БОЭ́ЦИЙ

  • рубрика

    Рубрика: Философия

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 4. Москва, 2006, стр. 110-111

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Т. Ю. Бородай, С. Н. Лебедев

БОЭ́ЦИЙ Ани­ций Ман­лий Тор­кват Се­ве­рин (Anicius Manlius Severinus Boet­hius) (ок. 480, Рим – ок. 525, Ти­цин, ныне Па­вия), рим. фи­ло­соф, гос. дея­тель, хри­сти­ан­ский бо­го­слов, свя­той ка­то­лич. церк­ви. Про­ис­хо­дил из знат­но­го рим. ро­да Ани­ци­ев. Оси­ро­тев в дет­ст­ве, был усы­нов­лён Квин­том Сим­ма­хом, кон­су­лом, за­тем гла­вой се­на­та и пре­фек­том Ри­ма. Учил­ся пред­по­ло­жи­тель­но в Алек­сан­д­рии, Ри­ме или Ра­вен­не – с 493 сто­ли­це ост­гот­ско­го ко­ро­ля Тео­до­ри­ха Ве­ли­ко­го. Же­нил­ся на до­че­ри Сим­ма­ха. Сде­лал при Тео­до­ри­хе бле­стя­щую карь­е­ру: в 510 кон­сул, в 522 magister offi­ciorum – фак­ти­че­ски пер­вый ми­нистр ко­ро­лев­ст­ва. К это­му вре­ме­ни Б. – са­мый из­вест­ный ри­тор и фи­ло­соф Ита­лии. В 523/524 по об­ви­не­нию в гос. из­ме­не при­го­во­рён к тю­рем­но­му за­клю­че­нию, за­тем каз­нён. Б. об­ви­нял­ся в том, что: 1) стре­мил­ся вер­нуть Ри­му ут­ра­чен­ную сво­бо­ду; 2) пы­тал­ся за­щи­тить се­на­то­ров пу­тём со­кры­тия до­ку­мен­тов, ули­чаю­щих их в «ос­корб­ле­нии ве­ли­че­ст­ва» Тео­до­ри­ха; 3) за­ни­мал­ся ма­ги­ей и ос­к­вер­нял свя­ты­ни (пер­вые два пунк­та сам Б. при­знал спра­вед­ли­вы­ми).

Архив «Православной энциклопедии» Боэций. Миниатюра из трактата «Утешение философией». 9–10 вв. Национальная библиотека (Вена).

Соз­дан­ное в тюрь­ме са­мое из­вест­ное соч. Б. – «Уте­ше­ние фи­ло­со­фи­ей» («Con­solatione philosophiae», рус. пер. 1990) на­пи­са­но в ха­рак­тер­ной для лат. лит-ры фор­ме са­ту­ры и от­ли­ча­ет­ся боль­шим жан­ро­вым раз­но­об­ра­зи­ем: сти­хи разл. раз­ме­ров со­че­та­ют­ся с ри­то­риче­ски ук­ра­шен­ной про­зой. Со­чи­не­ние име­ет фор­му диа­ло­га ме­ж­ду уз­ни­ком Бо­эци­ем и Фи­ло­со­фи­ей, явив­шей­ся в тем­ни­цу в ви­де пре­крас­ной да­мы; оно ста­ло од­ним из са­мых по­пу­ляр­ных фи­лос. со­чи­не­ний в Ев­ро­пе. Кро­ме то­го, Б. – ав­тор 5 бо­го­слов­ских трак­та­тов, имею­щих яр­ко вы­ра­жен­ный ло­ги­ко-фи­лос. ха­рак­тер; важ­ней­ший из них – «О Трои­це» («De Trinitate»), на­пи­сан­ный под влия­ни­ем Ав­гу­сти­на и рас­смат­ри­ваю­щий с по­мо­щью ари­сто­те­лев­ских ка­те­го­рий во­прос о един­ст­ве Бо­же­ст­вен­ной сущ­но­сти и тро­ич­но­сти Лиц (пол­ное назв. «Ка­ким об­ра­зом Трои­ца есть еди­ный Бог, а не три бо­га»). В по­ле­мич. трак­та­те «Про­тив Ев­ти­хия и Не­сто­рия», или «О ли­це и двух при­ро­дах» («De persona et duabus naturis») да­ют­ся оп­ре­де­ле­ния по­ня­тий хри­сти­ан­ской дог­ма­ти­ки. Б. пе­ре­вёл на лат. яз. осн. ло­гич. трак­та­ты Ари­сто­те­ля, а так­же «Вве­де­ние» Пор­фи­рия к «Ка­те­го­ри­ям» Ари­сто­те­ля, со­ста­вил ком­мен­та­рии к этим со­чи­не­ни­ям, на­пи­сал ряд са­мо­сто­ят. трак­та­тов по ло­ги­ке и учеб­ные ру­ко­во­дства по всем дис­ци­п­ли­нам квад­ри­вия (со­хра­ни­лись «Ос­но­вы ариф­ме­ти­ки» и «Ос­но­вы му­зы­ки»).

Б. чёт­ко раз­ли­чал жан­ры фи­ло­соф­ст­во­ва­ния, стро­го при­дер­жи­ва­ясь ма­не­ры из­ло­же­ния, язы­ка, строя ар­гу­мен­та­ции и ме­то­да, при­ня­то­го для про­треп­ти­ка или рим. «уте­ше­ния», ком­мен­та­рия, учеб­ни­ка или бо­го­слов­ско­го ис­сле­до­ва­ния. Он при­знан­ный учи­тель ка­то­лич. церк­ви, од­на­ко в его «Уте­ше­нии фи­ло­со­фи­ей» нет ни еди­но­го на­мё­ка на хри­сти­ан­ский об­раз мыс­лей, так что од­но вре­мя до­пус­ка­лось да­же су­ще­ст­во­ва­ние двух Бо­эци­ев – ав­то­ра бо­го­слов­ских трак­та­тов и ав­то­ра ос­таль­ных со­чи­не­ний. Б. ви­дел свою за­да­чу в том, что­бы ла­ти­ни­зиро­вать греч. фи­ло­со­фию – Пла­то­на, Ари­сто­те­ля и не­оп­ла­то­ни­ков, ук­ре­пив тем са­мым рим. куль­ту­ру и го­су­дар­ст­вен­ность пе­ред ли­цом вар­вар­ско­го за­вое­ва­ния. Как бо­го­слов он стре­мил­ся пе­ре­не­сти на лат. поч­ву тон­кие раз­ли­че­ния греч. бо­го­сло­вия (ни­кей­ско­го и хал­ки­дон­ско­го) в уче­ни­ях о Трои­це и об ипо­ста­си и при­ро­дах Хри­ста.

Б. пер­вым раз­ра­бо­тал лат. тер­ми­но­ло­гию бы­тия, что тре­бо­ва­лось для из­ложе­ния три­ни­тар­ных и хри­сто­ло­гич. про­блем, об­су­ж­дав­ших­ся на Все­лен­ских со­бо­рах, а так­же для ком­мен­ти­ро­ва­ния ари­сто­те­лев­ских трак­та­тов. В су­ще­ст­вую­щей ве­щи Б. раз­ли­ча­ет «бы­тие» (esse) и «то, что есть» (id quod est), «сущ­ность» (essentia; час­то Б. обо­зна­ча­ет это каль­кой с гре­че­ско­го τò τί ἦν εἶναι – id quod est esse). Чис­тое («про­стое») бы­тие, бла­го­да­ря при­ча­ст­но­сти ко­то­ро­му су­ще­ст­ву­ет всё, что су­ще­ст­ву­ет, – это выс­шее бла­го, Бог; по фор­му­ле Б., «бы­тие и бла­го об­ра­ти­мы» (ens et bonum convertuntur). Толь­ко в Бо­ге бы­тие и сущ­ность то­ж­де­ст­вен­ны. Са­мо­стоя­тель­но су­ще­ст­вую­щие ин­ди­ви­ду­аль­ные ве­щи Б. на­зы­ва­ет суб­стан­ция­ми (у Ари­сто­те­ля они на­зы­ва­лись «пер­вы­ми сущ­но­стя­ми»); толь­ко они вы­сту­па­ют но­си­те­ля­ми ак­ци­ден­ций. Об­щие по­ня­тия, ро­ды и ви­ды (ари­сто­те­лев­ские «вто­рые сущ­но­сти»), ко­то­рые Б. на­звал «уни­вер­са­лия­ми» (общ­но­стя­ми, или це­ло­ст­но­стя­ми), не су­ще­ст­ву­ют суб­стан­ци­аль­но, т. к. не не­сут ак­ци­ден­ций. Б. чёт­ко фор­му­ли­ру­ет труд­но­сти, свя­зан­ные с ре­ше­ни­ем во­про­са об он­то­ло­гич. ста­ту­се об­щих по­ня­тий, по­ло­жив на­ча­ло позд­ней­ше­му спо­ру ме­ж­ду пред­ста­ви­те­ля­ми реа­лиз­ма и но­ми­на­лиз­ма: ре­аль­ные ли ве­щи (res) уни­вер­са­лии или толь­ко име­на (nomina)? На­ко­нец, Б. пер­вым вы­де­ля­ет ещё один спо­соб бы­тия – лич­ный, при­су­щий Бо­гу, ан­ге­лам и лю­дям; он да­ёт пер­вое на За­па­де оп­ре­де­ле­ние лич­но­сти: «лич­ность есть не­де­ли­мая суб­стан­ция ра­зум­ной при­ро­ды» (persona est naturae rationalis indivi­dua substantia). В Бо­ге, един­ст­вен­ном и аб­со­лют­но еди­ном, все мо­ду­сы бы­тия сов­па­да­ют. Та­кая все­со­вер­шен­ная пол­но­та бы­тия во всех его от­но­ше­ни­ях, це­ло­куп­ность бы­тия без ущер­ба и час­тич­но­сти есть веч­ность (aeternitas). Для обо­зна­че­ния бес­ко­неч­но­го вре­ме­ни Б. вво­дит лат. не­оло­гизм sempiternitas – «все­гдаш­ность».

Для лат. Сред­не­ве­ко­вья Б. – один из гл. на­став­ни­ков в ан­тич­ной фи­ло­со­фии и ло­ги­ке, а так­же ариф­ме­ти­ке, му­зы­ке, ри­то­ри­ке. Вплоть до 14 в. он счи­тал­ся «summus philosophus» – «глав­ным фи­ло­со­фом». День па­мя­ти Б. в Зап. церк­ви – 23 ок­тяб­ря.

«Ос­но­вы му­зы­ки» – важ­ней­ший па­мят­ник муз. и фи­лос.-эс­те­тич. мыс­ли рим. ан­тич­но­сти (4 кни­ги со­хра­ни­лись пол­но­стью, 5-я кни­га час­тич­но). Ис­то­рич. за­слу­га Б. со­сто­ит в том, что он яс­ным и дос­туп­ным язы­ком пе­ре­дал ев­роп. ци­ви­ли­за­ции др.-греч. зна­ние о му­зы­ке; ни­ка­кой дру­гой труд о му­зы­ке не пе­ре­пи­сы­вал­ся в та­ком объ­ё­ме (из­вест­но св. 150 спи­сков) и не тол­ко­вал­ся столь тща­тель­но и мно­го­об­раз­но с 9 в. до нач. 17 в. Осн. ис­точ­ни­ки Б. – пи­фа­го­рей­ские: Ни­ко­мах (воз­мож­но, его уте­рян­ный трак­тат «Вве­де­ние в му­зы­ку») и Пто­ле­мей; не­од­но­знач­ны от­но­ше­ния Б. с Ари­сток­се­ном: по­ле­ми­зи­руя с ним, Б. ис­поль­зу­ет отд. ас­пек­ты его уче­ния (напр., клас­си­фи­ка­ция ви­дов че­ло­ве­че­ско­го го­ло­са). Для ис­то­рии му­зы­ки важ­ное зна­че­ние име­ли клас­си­фи­ка­ция «ро­дов му­зы­ки» (mundana – «ми­ро­вая», humana – «че­ло­ве­че­ская», instrumenta­lis – «ин­ст­ру­мен­таль­ная») и осо­бен­но раз­де­ле­ние му­зы­кан­тов по ро­ду их дея­тель­но­сти – на тео­ре­ти­ков (тех, ко­му «свой­ст­вен­на спо­соб­ность су­ж­де­ния о ла­дах и рит­мах, о ро­дах пес­но­пе­ний, о сме­ше­ни­ях [ро­дов], а рав­но и о сти­хах по­этов») и ис­пол­ни­те­лей (тех, кто «не толь­ко не при­во­дят ра­зум­но­го ос­но­ва­ния сво­ей дея­тель­ности, но и на­чис­то ли­ше­ны со­зер­ца­тель­ной спо­соб­но­сти». Сре­ди ка­те­го­рий му­зы­ки, де­таль­но рас­смот­рен­ных Б., – «му­зы­каль­ные» чис­ла и про­пор­ции (пол­ная лат. клас­си­фи­ка­ция и узус), ро­ды ин­тер­валь­ных сис­тем, но­та­ция (по Али­пию), ла­ды (в т. ч. фун­дам. про­бле­ма их ге­не­зи­са из ви­дов ок­тав­но­го кон­со­нан­са).

Соч.: Migne PL. T. 63–64; De institutione mu­sica libri quinque / Ed. G. Friedlein. Lipsiae, 1867; Corpus scriptorum ecclesiasticorum La­tinorum. W., 1906. Vol. 47; W., 1934. Vol. 67; The theological tractates // Ed. and translated H. F. Stewart, E. K. Rand. L., 1973. Camb. (Mass.), 1990; Fundamentals of music / Trans­lated and ed. by C. Bo­wer. New Haven, 1989; Уте­ше­ние фи­ло­со­фи­ей, и дру­гие трак­та­ты / По­сле­сло­вие Г. Г. Май­о­ро­ва. 2-е изд. М., 1996; De consolatione philosophiae / Ed. C. Mores­chi­ni. Monachii, 2000.

Лит.: Courcelle P. La Consolation de Phi­lo­sophie dans la tradition littéraire: Antécédents et posté rité de Boè ce. P., 1967; Obertello L. Severino Boezio. Genova, 1974. Vol. 1–2; Boethius: His life, thought and influence / Ed. by M. T. Gibson. Oxf., 1981; Chadwick H. Boethius: the consolations of music, logic, theo­logy and philosophy. Oxf., 1981; Reiss E. Boethius. Bos­ton, 1982; Уко­ло­ва В. И. «По­след­ний рим­ля­нин» Бо­эций. М., 1987; Ma­renbon J. Boe­thius. Oxf.; N. Y., 2003.

Вернуться к началу